There are no translations available.

В экспедиции нет выходных дней и к этому все привыкли. Лед может растаять, если не использовать время по полной. Работа кипит всюду: на лебедках, размечающих тросы, на майнах, где монтируют новые стринги и ремонтируют старые, на прокладке донного кабеля, в береговом центре, где тестируют аппаратуру перед ее погружением в воду.

Коллектив слаженный, очень дружный и доброжелательный. Все «байкальцы» - универсальные специалисты и всем приходится делать все: долбить лед, таскать тяжести, монтировать детекторы. Почти про каждого можно снять фильм. Это энтузиасты. Некоторые работают тут 40 лет. 

Из Иркутска на несколько дней приехала молодежь - парни и девушки, студенты и молодые преподаватели. Они тоже сразу втянулись в работу. 

Если раньше девушек в Байкальской экспедиции не было, ну, почти не было, то сейчас их четверо (правда, только до понедельника). Конечно, это внесло свои коррективы в работу. 

Во-первых, у некоторых парней сразу проснулись ораторские таланты и они девушкам очень красиво (и это правда) и очень подолгу (и это тоже истинная правда) стали объяснять, как тут все устроено и зачем это нужно в глобальном масштабе. Это, конечно, дало дополнительную нагрузку на оставшихся, не столь красноречивых, да и чего уж там скрывать, таких сообразительных участников экспедиции. Но потом все встало на свои места, девушкам нашли работу и мы нагнали свой график. 

Во-вторых, с ними стало веселее. Они находят неожиданные применения предметам с устоявшимися функциями. 

 
Да что там говорить. Парни тоже проявляют креатив. Например, заваривают чай из кабелей.

Хотя, может показаться, что мы немного тронулись умом, но эта процедура вполне осмысленная. Разъемы, которыми соединяются все модули с кабелями - специальные, подводные. Их можно соединять даже в воде. На холоде разъемы «дубеют» и их очень трудно вставить друг в друга. Если же один из разъемов подогреть, то соединение проходит гораздо легче. Для этой цели их нагревают в таких чайниках до 60 градусов.

Довольно много времени уходит на центральные модули. Там 6 кабелей с нижних оптических модулей, 6 - с верхних, две акустики и главный девятипиновый кабель. Не дай Бог перепутать, что куда вставлять! Поэтому, мы всегда проводим процедуру слепой проверки. Один диктует название кабеля, а другой сообщает то, куда этот кабель присоединен согласно журналу. Если журнальная запись сходится с реальностью, двигаемся дальше.

 

Поездка на обед теперь проходит не под Цоя.

Работы было много. Почти без перерывов на отдых. К концу дня сложилась следующая картина.

На третьем кластере на четвертом стринге наконец дошли до цели - до того, что сломалось. Отвезли на берег. Будут проверять и ремонтировать.

На четвертом новом кластере кипит работа. 

  • Баир поставил нашей бригаде задачу собрать стринг за день. Мы ускорились и синхронизировались, как нам казалось, до уровня пит-стопов в формуле один. Но, видимо, не совсем. Собрали  за день две секции из трех - нижнюю и среднюю.  
  • На первом стринге к концу дня смонтировали и протестировали модуль гирлянды.
  • Размечали трос. 
  • Вязали кухтыли. Не знаете, что это такое? Это поплавки, которые тянут трос вверх.
  • Протестировано более 350 оптических модулей.

Идет работа по прокладке донного кабеля. Пока что предварительная. Семь раз отмерь. Потом можно еще раз померить.